Неврозы желудка. Нервная диспепсия

Некоторые нарушения функций желудка зависят, возможно, от изменений иннервации желудка или же от настоящих заболеваний желудочных нервов. В особенности старались поставить в связь расстройства отделения желудочного сока (повышенная кислотность, суперсекреция) с ненормальным состоянием секреторных нервов.

Неврозы желудка - lifemed24.com

Многие случаи „кардиалгий» рассматривались как чистые невралгии чувствительных нервов желудка, и в области двигательных функций желудка также различали нервные состояния слабости (нервную атонию желудка) и нервные состояния раздражения мускулатуры (так называемое перистальтическое беспокойство желудка постоянное переливание в желудке и т. п.).

Не подлежит сомнению, что при тяжелых органических заболеваниях нервной системы могут наступить резкие желудочные симптомы, как результат прямого последствия нервных раздражений. Следует только для примера вспомнить о „нервной» рвоте при опухолях мозга и при менингите, о „гастрических кризах» у табетиков и пр.

Поэтому-то вполне возможно, что и настоящие первичные заболевания чувствительных, двигательных и секреторных нервов желудка могут вызвать соответствующие расстройства. Так, например, вышеупомянутые припадки нервной рвоты с одновременным обильным выделением желудочного сока, а также болями в желудке зависят, по всей вероятности, от нервных причин.

Точно так же гастрические явления, встречающиеся при заболеваниях других органов, в особенности органов внутренней секреции (щитовидная железа, яичники и яр.), скорее всего могут быть объяснены непосредственными токсическими или рефлекторными раздражениями нервов желудка.

Во всех этих случаях дело заключается, однако, не в грубо-анатомических, а скорее в функциональных расстройствах нервов желудка; это болезненное нарушение функций проявляется в различное время, с различной силой и зависит отчасти от ненормальных раздражений, отчасти от патологической функциональной раздражимости.

Правда, до сего времени вряд ли представляется возможным точно установить, в какой мере проявляются функциональные расстройства мускулатуры и желез самостоятельно — без воздействия нервов.

Преобладающее количество чрезвычайно частых случаев, обозначаемых в настоящее время обычно как нервная диспепсия, имеет, однако, по нашему мнению, совершенно другое происхождение. Подобные больные указывают, что у них после каждой еды появляется чувство тяжести и боли в желудке, что уже после нескольких кусков они чувствуют полноту и вздутие желудка.

Вследствие этого часто появляется сильное ощущение стеснения в груди и сердцебиение. Часто больные страдают также отрыжкой, доходящей при случае до рвоты. Хотя все эти явления могут появиться в той же степени и при настоящих заболеваниях желудка, все же обыкновенно другие сопутствующие симптомы указывают на „нервный» характер страдания.

Прежде всего легко удается установить, что вышеупомянутые расстройства чрезвычайно изменчивы в своей силе. Те же самые больные, которые сегодня жалуются на мучительное ощущение тяжести в животе после нескольких ложек супа, могут перенести в другой раз при хорошем настроении целую парадную трапезу, ни разу не вспомнив о своем желудке.

Но как только они раздражены, взволнованы, находятся, короче, в „раздражительном настроении», сейчас же наступают желудочные расстройства в усиленной степени. Во всех подобных обстоятельствах самым отчетливым образом проявляется влияние представлений и общего психического состояния на состояние желудка.

Каждый знает, в какой степени сильное раздражение, пережитый страх или надежда, печальное или радостное волнение может нас тотчас же лишить аппетита, как сильное волнение нередко вызывает рвоту и пр. У возбудимых людей уже самые легкие психические аффекты вызывают подобную картину.

Но ничто не действует в этом отношении так неблагоприятно, как то психическое возбуждение (ипохондрическое состояние страха), которое обусловливает то или иное физическое самочувствие. Боязнь того, что съеденная пища может повредить, постоянное беспокойство о том, что имеются зачатки тяжелого заболевания желудка, — вот те состояния волнения, которые прежде всего поддерживают болезнь и постепенно ее увеличивают.

Таким образом возникает та своеобразная психическая гиперестезия, которая дает значительные боли в желудке, когда, собственно говоря, имеются совершенно нормальные обыденные ощущения. Точно так же возникают определенные движения, вызванные отчасти бессознательно, отчасти произвольно; они обусловливают отрыжку, рвоту и т. п.

Желудочные расстройства, воспринимаемые лишь самими больными как действительно существующие, равно как и расстройства (отрыжка, рвота) настоящие, объективно наблюдаемые, являются отчасти следствием чистого самовнушения, отчасти могут наступать как результат его.

Так называемые „ожидания какого-нибудь явления играют также не­малую роль при возникновении различных нервных желудочных симптомов, точно так же, как и при других многочисленных „нервных» явлениях. Болезненное ожидание симптома вызывает у нервно-предрасположенных лиц кажущееся действительным ощущение симптома.

Из опасения боли возникает воображаемая боль, из боязни тошноты — действительная тошнота, которая может достигнуть степени рвоты. На практике особенное значение имеет, бесспорно, карциномофобия боязливых больных. В настоящее время, когда о раке говорят так много, и среди профанов очень распространена боязнь заболеть раком и в особенности раком желудка. Нередко она объясняется главным образом тем, что среди родственников или приятелей больного уже наблюдались случаи рака. Тогда карциномофобия дает значительные нервно-диспептические расстройства.

То, что мы этим самым хотим особенно подчеркнуть, — это наше убеждение, что громадное большинство случаев так называемой нервной диспепсии не является каким-либо расстройством функции нервов желудка как таковых, а зависит от болезненных центральных психогенных возбуждений, последствия которых проявляются преимущественно в области функций желудка.

Нервная диспепсия представляет собой только отдельный пример из той большой группы нервных заболеваний, которые обязаны своим происхождением ипохондрическим состояниям и могут появиться в самых различных органах; она представляет, собственно говоря, только частичное явление общей, нервности или неврастении и обозначается поэтому некоторыми врачами с полным правом как „neurasthenia gastrica».

Точным клиническим наблюдением можно легко доказать, что почти все обычные „желудочные симптомы» при известных обстоятельствах могут возникнуть чисто психогенно. То, что отсутствие аппетита является часто результатом обыкновенного психического или иногда ипохондрического дурного настроения, — общеизвестно.

Но и так называемый волчий голод (булимия) имеет в большинстве случаев, наверное, чисто психические причины, возникая из особых навязчивых представлений. Не подлежит сомнению, что различнейшие ненормальные ощущения в желудке, от простого чувства тяжести до самой жестокой боли, могут возникнуть чисто субъективно.

Лучшим доказательством этого служит почти волшебное влияние чисто психически, суггестивно действующих средств (простое успокоение, гипноз, наружные и внутренние средства и т. п.). Очень важно знать, что в многочисленных случаях отрыжка и рвота также бывают чисто психически-центрального происхождения.

Под влиянием известных представлений появляются отрыжка или рвота, затем, как сказано, они ожидаются как нечто неизбежно необходимое, появляясь сначала вследствие бессознательно произвольных движений и наконец в известной степени как болезненная привычка.

Многие нервно­ипохондрические больные, считающие себя одержимыми болезнью желудка, становятся форменными виртуозами в способности вызывать отрыжку или рвоту, при чем вследствие упражнения этот рефлекторный процесс постепенно может быть вызван все легче и легче в бессознательно-произвольной форме.

Кроме того, также и общие психические состояния возбуждения нередко вызывают отрыжку или рвоту вследствие непосредственного раздражения. Мы знаем лиц, у которых позыв ко рвоте или рвота появляются при каждом более сильном возбуждении. Уже у детей встречаются далеко не редкие состояния упорной рвоты почти после каждого приема пищи; эти состояния должны рассматриваться как чисто нервные, вследствие быстрого и благоприятного влияния исключительно психического лечения (прежде всего строгого запрещения рвоты!).

Совершенно то же мы наблюдали у молодых девушек, часто в связи с другими истерическими симптомами. Вкратце следует здесь еще упомянуть, что может встретиться также „нервная», то есть истерическая, кровавая рвота. Более подробно об этом можно найти в главе об истерии, и вообще необходимо просмотреть главы об истерии и неврастении в дополнение к сказанному здесь.

Очень часто на ряду с желудочными симптомами наблюдаются другие нервные явления: признаки повышенной нервной раздражительности, симптомы со стороны головы (головные боли, чувство тяжести в голове, головокружение), ненормальные ощущения в конечностях (боли, чувство холода, онемение). Почти всегда одновременно имеются известные симптомы со стороны кишечника. Больные жалуются на свой раздутый живот и особенно на неправильный и затрудненный стул. Нервная диспепсия во многих случаях является только частью общей нервной конституции.

Серьезное значение нервная диспепсия приобретает тогда, когда больные начинают принимать мало пищи, вследствие ли боязни диететических ошибок или из-за отсутствия аппетита, вызванного внутренним беспокойством.

В этих случаях наступает иногда полная нервная анорексия упорная боязнь перед каждым приемом пищи, почти полный отказ от всякой еды и немаловажное, иногда даже очень значительное истощение; само собой разумеется, что результатом являются, конечно, большая общая, физическая слабость и потеря сил. Подобные больные становятся в конечном итоге постельными и на первый взгляд действительно оставляют впечатление тяжело больных.

Диагноз

Во многих случаях опытный врач может с большой вероятностью установить диагноз нервной диспепсии уже по одному характеру жалоб. Сопутствующее общенервное состояние, ясное появление боязливых и ипохондрических представлений, иногда наступление выраженных припадков страха с сильным общим душевным возбуждением, изменчивость жалоб и зависимость их от состояния самочувствия (с одной стороны, возбуждение, с другой — отвлечение и рассеяние), прочие сопутствующие нервные расстройства, как головная боль, головокружение, сердцебиение, ощущение стеснения и т. п., — все это делает правильное суждение легким.

Однако легко возможно и  неправильное распознавание заболевания, во-первых, потому, что врач склоняется к предположению о наличии органического заболевания желудка в тех случаях, когда выявляются объективные симптомы заболевания, а во-вторых, потому, что в случае появления у нервных больных настоящего желудочного страдания оно совершенно маскируется общей нервностью.

Поэтому-то и в по-видимому простых случаях нельзя опускать точного объективного исследования. Само собой разумеется, что оно обязательно необходимо во всех упорных и ведущих к тяжелым расстройствам заболеваниях.

Если объективное исследование, как это часто бывает, устанавливает данные, нормальные во всех отношениях (ничего патологического при наружном осмотре, нормальное положение, секреция и опорожнение желудка), то этим самым подтверждается диагноз; часто одно это действует на больных самым благоприятным образом.

Поэтому для многих нервно — диспептических больных самым лучшим лечебным средством является подробное исследование. Несколько более затруднительным является суждение в тех случаях, где не было, правда, найдено признаков безусловного органического заболевания (то-есть ни опухолей, ни признаков сужения привратника, ни желудочных кровотечений и пр.), но все же были обнаружены известные отклонения.

Так, например, находят очень часто повышенную кислотность и суперсекрецию, в более редких случаях отсутствие кислотности, очень часто гастроптоз, иногда (впрочем, довольно редко) незначительное замедление опорожнения желудка (так называемая атония мышц желудка).

По нашему мнению, при таком толковании были бы довольно частые ошибки. Ведь вышеупомянутые состояния, как мы это ясно подчеркивали в предыдущих главах, настолько часты сами по себе и протекают при этом нередко совершенно без симптомов, что во многих случаях они представляют собой чисто случайное и не имеющее значения совпадение, в особенности тогда, когда на ряду с резкими признаками нервной диспепсии одновременно находят гастроптоз, или умеренную суперсекрецию, или отсутствие кислотности.

Я полагаю, что нельзя, правда, оставлять эти состояния совершенно без внимания, но вместе с тем нельзя переоценивать их клиническое значение. В терапевтическом отношении с ними также следует сообразоваться, но при этом никогда не нужно забывать об обычно гораздо более важных общепсихических мероприятиях. Подобные случаи, как уже было указано, очень подходят для применения суггестивных лечебных методов.

По нашему мнению, наиболее затруднительным представляется дифференциальный диагноз между язвой и нервной диспепсией в случаях с ясной суперсекрецией, но без бесспорных язвенных симптомов. Помимо взвешивания всех отдельных явлений, решающее значение имеет здесь нередко лишь дальнейшее течение, а также успех примененного лечения.

При строгом проведении лечения язвы больные нервной диспепсией нередко все более и более ослабевают, тогда как противоположное лечение дает часто поразительные результаты. Во всех подобных случаях необходимо по возможности всегда производить рентгеновское исследование желудка и двенадцатиперстной кишки, так как часто оно одно может облегчить правильное решение.

Прогноз

Прогноз настоящей нервной диспепсии зависит прежде всего от степени имеющегося общего невропатического предрасположения и находится кроме того в зависимости от внешних обстоятельств и образа жизни больных. Если больные легко поддаются соответствующему суггестивному лечению, то при „нервной диспепсии» легко достигнуть самых блестящих успехов, в особенности в тех случаях, где больные предварительно сильно истощились физически вследствие слишком осторожного питания и где потом они быстро крепнут и поправляются при условии правильной диеты и соответствующего психического влияния.

Если же ненормальные представления и болезненно возбужденное общее состояние слишком глубоко вкоренились в больных, то результаты лечения бывают незначительными и ненадежными. Точно так же редко можно ожидать длительного улучшения там, где продолжается действие вредных психических влияний или же прочих причинных моментов, тогда как устранение вышеупомянутых вредностей может еще привести к полному выздоровлению даже при видимо самых тяжелых состояниях. Конечно, при имеющейся налицо общей нервной конституции почти всегда остается склонность к рецидивам.

Лечение

Как только поставлен диагноз нервной диспепсии , лечение имеет свои вполне определенные задачи. Прежде всего нужно внушить больным, что они вовсе не страдают тяжелым и совершенно неизлечимым желудочным заболеванием и что желудок их вполне способен выполнять свои функции самым нормальным образом.

Поэтому очень вредно, если больные с нервной диспепсией лечатся врачом слишком осторожно и, если им прописывают очень строгую диету. Гораздо правильнее, когда больные постепенно приучаются к обильному и питательному столу, конечно с необходимой из-за психологических мотивов осторожностью.

Только таким образом они вновь приобретают веру в себя, убеждаются в том, что им не вредит более грубая пища, видят, что их состояние питания улучшается и стул становится регулярнее.

В тех случаях, где больные уже много прибегали к медицинской помощи, внутренние средства лучше всего совсем оставить. Если они имеют успех, то, как правило, это зависит только от их суггестивного влияния.

Они служат в особенности для возбуждения аппетита. Если после еды появляются болезненные ощущения в желудке, то стараются смягчить их теплыми или присницевскими компрессами, компрессами из 20% спирта, приемами соляной кислоты в небольшом количестве, пепсина и т. п., при чем, конечно, как уже было упомянуто, дело прежде всего сгодится к суггестивному воздействию.

Очень важны все те лечебные методы, которые ведут к физическому укреплению, в особенности к укреплению нервной системы: пребывание в деревне, в горных местностях, на море, далее методическое лечение холодной водой. Холодные обтирания и спиртовые обтирания живота и всего тела сопровождаются обычно хорошим успехом, точно такое же значение имеют воздушные и солнечные ванны.

Поэтому те курорты, которые приносят большую пользу при анатомических желудочных страданиях, не всегда бывают полезны при нервной диспепсии. В особенности часто мы наблюдали, что больные с нервной диспепсией, посланные лечащими их врачами в Карлсбад, возвращаются оттуда вместо поправки с ухудшением состояния.

Наконец само собой понятно, что необходимо, как уже было упомянуто, обращать внимание и на причинные обстоятельства. Следует предостеречь больных от душевных и физических переутомлений, психических возбуждений и т. п. Главная задача сводится к методическому психическому воспитанию больных.

Прежде всего, как уже было сказано, они должны быть по возможности освобождены от своих боязливых представлений и забот. При имеющейся карциномофобии очень часто на самочувствие больных оказывает очень хорошее действие уже одно уверение врача (лучше всего сделанное на основании тщательного исследования), что нет ни малейшего подозрения на раковое заболевание. Все подобные ипохондрические больные должны научиться вновь чувствовать и вести себя как совершенно здоровые люди

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть