Эхинококк печени

Эхинококк печени — это эхинококковое заболевание причиной которой является наличие паразита, а точнее ленточного червя в печени. Заражение происходит через ротовую полость при глотании яиц эхинококка, длина паразита может достигать 5 мм.

После попадания яиц паразита в кишечник ее личинка (онкосфера) перемещается по воротной вене с током крови в печень.

Эхинококк печени

История и патологическая анатомия

Так как печень является тем органом, где у человека чаще всего развивается эхинококковое заболевание, мы считаем необходимым сообщить здесь главное об этом паразите.

Онкосфера или пузырчатая стадия (эхинококк) формирует пузыри на стенках которого образуется от 2 до 3  пузырчатых формирований с многочисленными головками паразитов идентичных как у взрослых червей. Интенсивность роста паразита в печени незначительна.

Taenia echinococcus — это разновидность ленточного червя класса циклофиллид  (рис. 1) представляет собою маленькую, четырехчленную, ленточную глисту, длиной приблизительно в 4 мм, которая живет в кишечнике собаки.

Taenia echinococcus (ленточного червя)

Рис. 1
Taenia echinococcus в увеличенном виде.

Маленькая головка снабжена хоботком, усаженным приблизительно 28— 50 крючьями, расположенными в два ряда. Позади венчика из крючьев расположены четыре присоска. Последний членик глисты является самым большим и содержит около 500 яиц.

Человек заражается эхинококком при проглатывании яиц (онкосферы), которые могут находиться на шерсти или во рту у собаки, если она раскусывает отходящих паразитов.

Поэтому очень опасно целовать и ласкать собак. Большая частота эхинококка в Исландии, Южной Америке и Австралии объясняется совместной жизнью жителей этих стран с их многочисленными собаками.

Если произошло заражение человека, эмбрионы вылупляются в желудке или кишечнике из проглоченных яиц ленточных глист, прободают стенку кишки и заносятся током крови или лимфы в отдаленные органы тела. Большинство яиц погибает в желудке, и это можно заключить из того, что множественные эхинококки встречаются гораздо реже, чем одиночные.

В дальнейшем эмбрион чаще всего проникает через воротную вену в печень и в ней обосновывается. Однако иногда эхинококк развивается также в других органах, например,

  • в брюшине
  • на селезенке или внутри нее
  • в легких
  • в мышцах
  • в костях
  • в мозгу
  • в почках
  • сердце и т. д.

Из зародыша образуется эхинококковый пузырь, наполненный жидкостью, не содержащей белка, богатой поваренной солью, часто также янтарной кислотой. Он состоит из наружной слоистой кутикулы и внутреннего нежного паренхиматозного слоя (зародышевая оболочка), богатого гликогеном и содержащего мышечные волокна и сосуды. Вокруг пузыря в пораженном органе по­степенно образуется толстая, соединительнотканная сумка.

После 4—6-месячного роста, когда пузырь достиг величины грецкого ореха, на внутренней поверхности оболочки из паренхиматозного слоя образуются так называемые зародышевые пузыри, и в них вырастают в значительном количестве головки (сколексы) эхинококка. Головки (сколексы) снабжены четырьмя присосками и венчиком из крючьев, причем они могут втягиваться в зародышевый пузырь и выворачиваться наружу (см. рис.2, 3, 4).

Эхинококк (Головки (сколексы)

Количество образовавшихся в эхинококке сколексов очень велико. Пузырь растет чрезвычайно медленно и достигает величины кулака или еще больше. Его стенка светло-жёлтого цвета, просвечивает и имеет характерное слоистое строение. Крепко сидящие на ней зародышевые пузыри видны снаружи в виде маленьких просвечивающих точек.

Часто из первичного эхинококкового пузыря образуются вторичные, так называемые дочерние пузыри (в дальнейшем внучатные пузыри и т. д.). Пузыри развиваются отчасти в кутикуле, отчасти из зародышевых пузырей. У человека они обычно растут вовнутрь (эндогенно, Echinococcus hydatidosus), освобождаются и в конце концов могут в очень большом количестве (сотнями) плавать в жидкости (рис. 36).

60-03

Рис. 36.
Дочерние пузыри первичного эхинококкового пузыря
Иной раз такие пузыри, после прорыва первоначального пузыря в мочевыводящие пути (см. выше) и т. п., выделяются мочой, мокротой, рвотой и т. д.

У животных часто встречается экзогенный, направленный кнаружи рост дочерних пузырей (Е. veterinorurti s. granulosus).

Рост эхинококка идет чрезвычайно медленно и может продолжаться несколько лет. Однако рано или поздно наступает умирание эхинококка. В этом случае пузырь постепенно сморщивается, стенка и содержимое его жирно перерождаются и пропитываются известковыми солями. В крошковатом распаде обычно удается обнаружить крючья и слоистую кутикулярную перепонку.

Помимо только что описанного пузырчатого эхинококка (hydatidosus), встречается особая форма эхинококка, которая известна под именем Echinococcus alveolaris s. multilocularis. В этом случае дочерние пузыри растут наружу, распространяются вдоль желчных путей, ближайших кровеносных и лимфатических сосудов, и вследствие постепенного почкования новых дочерних пузырей большая часть печени превращается в конце концов в альвеолярную пузырчатую ячеистую опухоль, полости которой заполнены желеподобной массой.

Внутри полости находят часто, хотя и не всегда, сколексы и крючья. Вероятно, при альвеолярном эхинококке мы имеем дело с особым видом паразита. За это, помимо зоологической разницы, говорит еще то, что альвеолярным эхинококком поражаются чаще всего пастухи, пасущие коров, а гидагидозным — пасущие овец.

Симптомы при эхинококке печени

До тех пор, пока эхинококковые пузыри в печени сохраняют умеренную величину, они не вызывают никаких болезненных явлений. Иногда эхинококки отмирают и объизвесгвляются, прежде чем успевают вызвать какие-либо клинические явления. В этом случае их неожиданно находят на вскрытии.

Выраженные явления болезни наступают тогда, когда эхинококковый пузырь достиг значительной величины и стал вызывать давление, боли и т. д. в области печени. В редких случаях очень большие эхинококки, расположенные на выпуклой поверхности печени, могут обусловить значительные расстройства дыхания, что объясняется оттеснением грудобрюшной преграды и сдавливанием нижних долей легких.

На передней или задней грудной стенке появляются тогда ненормальные выпячивания, притупление и ослабление дыхательных шумов. Если большой эхинококк врастает в брюшную полость, то больной жалуется на чувство давления, напряжения и боли в животе; сдавливание воротной вены ведет иногда к брюшной водянке, сдавливание желчных ходов в единичных случаях вызывает желтуху.

Опухоль обычно легко определяется осмотром и ощупыванием. Она имеет приблизительно полушаровидную форму, обладает гладкой поверхностью, безболезненна, консистенция ее довольно плотная и эластичная. Часто ощущается флюктуация.

Что же касается так называемого дрожания гидатид, т. е. ощущения дрожания при короткой толчкообразной пальпации ладонью, то оно отчетливо наблюдается только в единичных случаях.

Осложнения в течении болезни

  1. вследствие прорыва эхинококкового пузыря в соседние органы
  2. вследствие вторично резвившегося нагноения.

Оба эти осложнения наступают по-видимому самопроизвольно или иногда также вследствие травмы.

Из всех могущих быть прорывов прежде всего следует упомянуть о прорыве в плевральную полость. Результатом его обычно является острый гнойный плеврит.

Здесь имеет место, отчасти вторично, инфекция возбудителями нагноения, отчасти же вероятно действие токсических веществ. Я наблюдал однажды выраженный охряно-желтый плевральный экссудат. Прорыв эхинококкового пузыря в легкие ведет к тяжелым легочным явлениям. С мокротой могут выделяться составные части желчи и в особенности маленькие эхинококковые пузыри или их части.

Прободение в брюшную полость вызывает гнойный перитонит. Если в брюшную полость выделяются жизнеспособные дочерние пузыри, они могут прикрепиться к какому-либо другому месту и продолжать свой рост. Следует еще упомянуть о весьма редко встречающемся вскрытии эхинококкового пузыря в перикардий, желчные ходы, желудок, кишечник, полую вену, мочевые органы, через брюшные покровы и т. д.

В этих случаях частицы эхинококка — крючки, обрывки оболочки, дочерние пузыри (рис. 35) — могут выделяться с экскретами (мокрота, моча и т. д.), выкашливаться или выбрасываться со рвотой.

Нагноение эхинококка печени (иногда происходит от травмы или присоединяется к другим нагноениям) ведет к нарыву печени: увеличивающиеся болезненность и зыбление опухоли, лихорадка, ухудшение общего состояния и т. д. Вскрытие нарыва в соседние органы может наступить таким же образом, как это было описано выше.

Самопроизвольное выздоровление, хотя и возможно, но встречается крайне редко. В общем нагноение эхинококкового пузыря, если только больной не подвергнут оперативному вмешательству, представляет собою состояние, опасное для жизни.

При многокамерном эхинококке печени развивается в конце концов большая, очень плотная и твердая опухоль печени с гладкой или большей частью бугристой поверхностью.

Чувствительность при надавливании существует только в единичных случаях. Наоборот, постоянно ощущается болезненное напряжение в области печени. Относительно часто наступает желтуха, которая может достичь очень высокой степени. В других случаях преобладает картина хронического застоя в воротной вене (брюшная водянка, увеличение селезенки и т. д.).

Общее состояние в течение долгого времени остается довольно хорошим. Впоследствии, однако, наступает возрастающая общая физическая слабость. Вторичные нагноения внутри опухоли также вызывают быструю потерю сил и лихорадку. Общая продолжительность болезни равняется 2—3 годам, иногда еще больше.

Диагноз

Диагноз пузырчатого эхинококка печени основывается прежде всего на существовании медленно развивающейся полушаровидной, флюктуирующей и безболезненной опухоли печени, которая вначале не оказывает заметного влияния на общее состояние больного. Если больной происходит из местности, в которой особенно часто встречается заболевание эхинококком, то это обстоятельство значительно облегчает диагноз.

Раньше часто с диагностической целью производился пробный прокол опухоли. Посредством прокола во многих случаях удается получить из пузыря светложелгую, свободную от белка жидкость (иногда содержащую сахар и янтарную кислоту), в которой иногда, но далеко не во всех случаях, можно при микроскопическом исследовании найти характерные крючья или маленькие кусочки слоистой оболочки.

В дальнейшем пробный прокол стал применяться с большей осторожностью, так как после него иногда наблюдались довольно неприятные явления. Иной раз после прокола наступает тяжелая крапивница, в некоторых же случаях появляются другие угрожающие общие токсические явления (коллапс, рвота, одышка, поносы, потрясающий зноб, эпилептоидные судороги), которые могут даже повести к быстрой смерти.

Хотя подобные явления анафилактического шока вследствие всасывания эхинококковой жидкости наблюдаются редко, однако они указывают нам, что надо быть осторожным с производством диагностического пробного прокола при эхинококке.

Немалое диагностическое значение имеет то обстоятельство, что в крови больного эхинококком, так же как при инфекциях другими животными паразитами (ленточными глистами и т. д.), наблюдается, как правило, поразительное увеличение числа эозинофильных лейкоцитов.

Наконец, для эхинококковой болезни выработан также серологически — диагностический метод, который соответствует реакции Вассермана при сифилисе.

Диагноз многокамерного эхинококка печени всегда труден. От рака печени его отличают большая плотная опухоль, более продолжительное течение болезни и менее значительное расстройство общего состояния больного. Наоборот, от некоторых форм цирроза печени и от сифилиса ее отличить многокамерный эхинококк долгое время представляется совершенно невозможным.

Большое диагностическое значение имеют эозинофилия крови и серологическое исследование. Диагноз может быть поставлен в ситуации когда эхинококк прорвался через грудобрюшную преграду в легкие, и этот прорыв выражался резкими болями в груди и выделением характерной, окрашенной в своеобразный охряно-желтый цвет мокроты.

Лечение

Лечение эхинококка может быть только хирургическим. В тех случаях, когда эхинококковая опухоль не вызывает никаких расстройств или обусловливает лишь незначительные явления, само собой разумеется, что больной не легко соглашается на операцию.

Однако во всех случаях следует советовать хирургическое вмешательство, так как оно защищает больного от возможных впоследствии опасностей и само по себе безопасно. Различные способы хирургического лечения описаны в руководствах хирургии. При многокамерном эхинококке хирургическое лечение невозможно, лечение поэтому должно быть чисто симптоматическим.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.