Диспептические расстройства питания у детей

Диспептические расстройства питания у детей - lifemed24.com

Этиология

Большая частота и важное практическое значение диспептических состояний, наблюдаемых у детей в первые годы их жизни и связанных с тяжелыми расстройствами питания, делают необходимым особое рассмотрение их хотя бы вкратце. Более подробное изложение этого вопроса можно найти в руководствах по детским болезням.

Причина, почему заболевания органов пищеварения играют такую важную роль именно у детей, заключается, с одной стороны, в большой чувствительности детского организма и в особенности его пищеварительного канала по отношению к попадающим в него вредным началам, а с другой стороны — и в чрезвычайно частых ошибках в кормлении детей, допускаемых родителями и прислугой.

Недостаточный уход за детьми и ужасающая детская смертность в первые годы жизни объясняются, конечно, не одним только непониманием и беспечностью, но,к несчастью, часто бедностью и нуждой.

Уже тот простой установленный опытом факт, что преобладающее большинство детей, страдающих диспептическими и атрофическими состояниями, вскормлено искусственно, указывает на то, что причину большинства кишечных заболеваний у детей следует искать в неправильном и неподходящем питании.

Статистически установлено, что в грудном возрасте смертность среди детей, вскармливаемых искусственно, почти в двадцать раз выше, чем смертность среди детей, вскармливаемых грудью. Одно время мы были склонны видеть главную причину вреда искусственного кормления в недостаточной стерильности, т.-е. в инфекционных началах.

Но Флюгге (Fliigge), Черни (Czerny) и др. доказали, что введение стерилизованной пищи не оказывает значительного влияния на детскую смертность. Правда, с бактериальными вредностями нельзя совершенно не считаться, но все же множество вредных влияний заключается уже в химическом и биологическом несоответствии между молоком матери и любой искусственной пищей, а затем в различном количественном содержании отдельных пищевых веществ в разных видах искусственной пищи.

Мы можем иметь дело либо с недокармливанием вследствие недостаточного введения всех или некоторых пищевых начал, либо с перекармливанием, когда ребенок получает известные пищевые вещества в чрезмерных количествах, оттого ли, что эти количества велики сами по себе, или оттого, что они не соответствуют индивидуальной выносливости данною ребенка.

Тщательно изучался вопрос, в чем заключается вредность того или иного питания и к каким оно ведет последствиям (Черни). Коровье молоко может повредить, вероятно, отчасти химическими составными частями своих белков (см. ниже), отчасти своими особыми энзимами, а также вредными примесями, зависящими от корма коров и т. п.

Но главное значение во вреде молочного питания, и имеет перекармливание детей белком, а еще более важное — чрезмерное введение молока. Другая группа расстройств связана с мучными супами и им подобными питательными препаратами, так часто применяемыми при вскармливании детей (так называемый вред мучного питания). При этом имеют значение постоянный недостаток жиров и недостаточное введение белка и солей.

Вопрос о тем, насколько так называемый вред от белковой пищи зависит от чрезмерно раннего кормления яйцами и мясом и тем самым от специфического влияния чужеродного белка, еще не решен окончательно. Остается спорным предположение некоторых детских врачей о том, что белок коровьего молока (казеин) переваривается трудно и вреден.

Как уже упомянуто выше, наряду с питанием, нецелесообразным лишь в качественном или- количественном отношении, важную роль играет и инфекция. Возбудители инфекционных заболеваний иногда проникают в желудочно-кишечный канал вместе с пищей. В других случаях бактерии, находящиеся в пищеварительном канале и в норме, при особых условиях начинают размножаться и приобретают повышенную вирулентность.

Для проявления вредного действия обычных для человека бактерий, как правило, имеет значение место их нахождения. Тонкие кишки вплоть до баугиниевой заслонки практически надо считать стерильными, в случаях же нарушения двигательной функции кишек развивается застой кишечного содержимого, а это дает возможность размножаться микроорганизмам в кишечнике, который, собственно говоря, должен быть пустым.

Так возникают процессы брожения со всеми его последствиями. Какие именно виды бактерий следует считать главными возбудителями диспептических расстройств у детей, еще не вполне установлено, несмотря на многочисленные попытки. Во многих случаях главную роль по-видимому играют вирулентные разновидности кишечной палочки, в других случаях — стрептококки, диплококки и др.

С инфекционным происхождением страдания связано и то обстоятельство, что в жаркое время года диспептические расстройства наблюдаются много чаще, чем в течение зимы. Но при этом,   наряду с известными инфекционными моментами, вероятно, играет некоторую роль и непосредственное вредное влияние жары.

Вредное влияние бактерий часто следует рассматривать не как истинную инфекцию, а скорее, как интоксикацию, при чем пища разлагается бактериями либо еще вне пищеварительного канала, либо уже в желудочно- кишечном канале; при этом возникает целый ряд ядовитых веществ (алиментарные токсикозы» по Черни и Келлеру).

Понос, чрезмерное отделение слизи и общие токсические явления при этом зависят от кислот, образующихся при разложении молочного сахара и жира (молочная кислота, жирные кислоты), или же от действия продуктов брожения углеводов при мучном питании. Картина болезни иногда вполне напоминает отравление кислотами (ацидоз, как при диабетической коме). Кроме того следует весьма считаться и с обезвоживанием организма.

С подобным взглядом на явления болезни как на выражение бактериальной интоксикации согласуется и то обстоятельство, что анатомические изменения на трупах детей, умерших от кишечного катара, весьма ничтожны. Многие из ранее описанных признаков анатомического поражения кишечника оказались лишь посмертными изменениями.

В кишечнике детей, погибших от прогрессирующего расстройства питания, иногда совершенно отсутствуют анатомические и гистологические изменения. В иных случаях развивается и катаральное состояние. Иногда заметно припухание фолликулов (фолликулярный катарр). Встречаются также фолликулярные язвы.

В большинстве тяжелых случаев заболевания главным местом подобных изменений является толстая кишка, а кроме того нижний отдел подвздошной. Иногда также обнаруживается припухание мезентериальных лимфатических желез, а весьма часто — жировое перерождение печени.

Вследствие поверхностного дыхания в легких нередко развиваются распространенные бронхопневмонии. Другими нередкими осложнениями, свидетельствующими об общей инфекции или интоксикации, являются отит, нефрит, цистит и др.

Симптомы

Симптомы диспептических расстройств заключаются прежде всего в кишечных явлениях, а затем в общем нарушении питания детей, развивающемся довольно быстро. Из явлений со стороны кишечника наиболее важным является характер стула.

Нормальный детский стул до отнятия от груди отличается желтой окраской, равномерной кашицеобразной консистенцией, кислой реакцией и слегка кисловатым запахом. При большинстве кишечных заболеваний ребенок испражняется чаще, шесть-семь раз в день и более.

Испражнения перестают быть однородными; в них появляются хлопья, глыбки и как бы разрубленные кусочки. В других случаях они жидки, водянисты и содержат хлопья и глыбки большей величины (непереваренные кусочки казеина и прочие остатки пищи), а также заметную примесь слизи либо в форме отдельных „зернышек саго», либо в вице больших стекловидных масс.

Запах стула становится зловонным, реакция чисто — щелочной; цвет часто становится заметно зеленым и притом сплошь или только в отдельных частях стула. Это зеленое окрашивание, вероятно, зависит главным образом от разложения желчных пигментов; роль бактерий в этом процессе еще не выяснена. Стул иногда приобретает зеленую окраску лишь при стоянии.

При микроскопическом исследовании в тяжелых случаях, наряду с остатками пищи, нередко также обнаруживаются гнойные и эпителиальные клетки, нити и комки слизи, многочисленные весьма разнообразные бактерии и кристаллы (трипельфосфаты при щелочной реакции испражнений; иглы жирных кислот и кристаллы холестерина и т. п. в испражнениях реагирующих кисло).

В стуле иногда содержатся и небольшие количества крови, что, разумеется, всегда указывает на уже наступившие более значительные анатомические изменения в кишечной стенке. Известным формам энтерита свойственно особенно плохое всасывание жира.

В этих случаях испражнения отличаются светложелтым или зелено-желтым цветом, более жидкой консистенцией, сильно пахнут жирными кислотами и содержат очень много непереваренного жира („жировой понос»). Пенистый стул, напоминающий клейстер, наблюдается чаще всего при ненормальном брожении углеводов. Вышеупомянутые „сгустки молока» в стуле, содержащем „рубленые» кусочки, состоят не из казеина, а из солей жирных кислот и бактерий.

Почти во всех затянувшихся случтях диспепсии в картине заболевания на первый план выступают общее расстройство питания, атрофия ребенка (paedatrophia, атрепсия, декомпозиция). Поэтому для суждения о течении болезни необходимо тщательно следить за весом тела и взвешивать ребенка ежедневно или 1— 2 раза в неделю. В тяжелых случаях хронического энтерита или при недостаточном лечении атрофия достигает очень высокой степени.

Мышцы становятся дряблыми, а все тело ребенка худеет до такой степени, что бледная сухая кожа образует широкие свисающие складки, а все выступающие части скелета становятся заметными глазу. Лицо заостряется и приобретает старческое выражение благодаря многочисленным мелким складкам кожи (лицо Вольтера).

Глаза приобретают усталый вид, теряют блеск, широко открыты, неподвижны; голос слабеет и становится хриплым. Живот сильно западает; в других случаях он составляет своеобразную противоположность общему исхуданию и представляется резко вздутым с синеватыми венами.

Если бы мы пожелали подробно изложить лечение детских заболеваний, основанных на расстройствах пищеварения, то нам в сущности пришлось бы разобрать всю диететику и весь уход за здоровым и больным ребенком. Недаром почти все детские врачи сходятся на том, что как причины большинства кишечных заболеваний лежат в неправильном питании детей, так и излечение уже резвившихся пищеварительных расстройств достигается прежде всего правильным и целесообразным питанием ребенка.

При этом „искусственное вскармливание» представляет чрезвычайно трудную задачу, еще далеко не нашедшую вполне признанного разрешения, несмотря на все старания педиатров. Многолетний, практический опыт, по моему мнению, иногда имеет большее значение, чем стройные научные теории.

Несомненно, что единственной подходящей и естественной пищей ребенка в течение первых 6-8 месяцев жизни является молоко матери. В тех случаях, когда кормление матерью исключается, его лучше всего- заменить молоком кормилицы; к сожалению, это возможно далеко не всегда.

У детей, вскармливаемых грудью, все диспептические расстройства наблюдаются несравненно реже, чем у детей, находящихся на искусственном питании, и, появившись однажды, проходят почти всегда в более короткое время.

Они связаны большей частью с известными состояниями матери или кормилицы, особенно с заболеваниями, погрешностями в диете, сильными душевными потрясениями и т. д. Наступление менструаций не является основанием для прекращения кормления. Чрезвычайно важно давать ребенку грудь с правильными промежутками.

В общем в течение дня следует кормить через каждые три часа, чтобы число кормлений равнялось пяти в сутки. Ночной перерыв при этом во всяком случае должен быть не менее 6— 8 часов. Каждое кормление продолжается около 10 минут; кормить дольше 20 минут не следует.

Точно придерживаться числа кормлений (5) более важно, чем следить за, тем, чтобы промежутки между отдельными кормлениями были одинаковыми. При нормальных условиях в течение первой четверти года недельное нарастание веса тела равняется 150,0 — 200,0, во вторую четверть года — около 120,0, в третью— 100,0.

Ежедневное взвешивание ребенка не рекомендуется; лучше определять его вес раз в неделю. Взвешивая ребенка до и после кормления, можно определять, сколько молока он получает при каждом кормлении. В общем нормальный ребенок, вскармливаемый грудью, в сутки получает количество женского молока, равное 1/6 части его веса (число Бюдэна — Budin).

Если у кормящей с самого начала молока недостаточно, то наряду с женским молоком можно давать разбавленное коровье молоко (см. ниже). Эго смешанное кормление во всяком случае лучше, чем искусственное кормление (см. ниже). С шестого месяца начинают постепенно отнимать ребенка от груди. Переход к обыкновенной пище составляют манные супы с легкой перевариваемой зеленью (шпинат, морковь), а в дальнейшем сухари, разваренные в воде с молоком.

При выборе кормилицы нужно обращать внимание на общее состояние ее здоровья и питания (туберкулез, данные наследственности, сифилис, гонорея), а также и на состояние ее грудных желез и сосков. По возможности надо исследовать и ребенка кормилицы; кормилицу следует брать приблизительно через 2 месяца после ее родов; впрочем, этот срок имеет второстепенное значение. Кормящая женщина должна питаться как всякий здоровый взрослый человек. Нужно следить лишь за достаточным введением жидкости (около 1 литра молока в сутки). Следует избегать неумеренности в еде.

Если вскармливание грудью матери невозможно и нельзя привлечь кормилицу, то проводится искусственное вскармливание. Наилучшую замену молока матери несомненно представляет коровье молоко. Коровы должны быть здоровыми и есть по возможности сено (сухой корм), а не свежую траву, помои и т. д.

При доении необходима величайшая общая чистота. Потребитель должен получать молоко возможно скоро и немедленно кипятить его с целью обеспложивания. Кратковременная стерилизация в течение 1 — 2 минут с последующим быстрым охлаждением и хранением молока в холодном месте много лучше, чем так называемая пастеризация.

Так как коровье молоко содержит белков значительно больше, а сахара меньше, чем женское, то его дают детям не в чистом виде, а в разбавленном, при чем иногда с некоторыми примесями. По правилу, в первые 10 — 14 дней ребенку дают 1 часть молока с 2 — 3 частями воды, в зависимости от свойств молока (5 раз в день 1/3 молока, 2/3 воды, 1/2 чайной ложки сахару); детям до третьего месяца дают молоко пополам с водой (пять раз в день г/2 молока, J/ 2 воды или слизистого отвара, 1 полную чайную ложку сахару); старшим детям на 2 части молока прибавляют около 1 части воды или мучного супа.

Начиная с девятого месяца, дети могут получать неразбавленное молоко. Начиная с шестого месяца, кроме молока, им следует давать манные каши, а также овощи (см. выше). Температура молока должна доходить до 35° С; впрочем при желудочно-кишечном катаре дети часто переносят холодное молоко лучше, чем теплое, и притом в малых количествах. Так как при разведении молока в нем слишком резко понижается содержание сахара, то было сделано много попыток помочь этому особыми примесями или способом приготовления. Чаще всего применяют свекловичный сахар (тростниковый сахар). Весьма принято также прибавление молочного сахара.

Гейбнер предлагает смесь из 1 части коровьего молока с 1 частью 6 °/0 раствора молочного сахара. Хорошие услуги оказывают также препараты солодового сахара (экстракт из ячменного супа, питательная мальтоза и др.). В последнее время хорошо привилось, особенно у детей, отставших в своем развитии, так называемое кормление маслом и мукою, предложенное Чернии Клейншмидтом (Kleinschmidt). Из масла, муки, сахара и воды приготовляют суп, который смешивают с молоком и дают детям.

При искусственном вскармливании правильное распределение времени кормления также безусловно необходимо. Промежутки между отдельными приемами пищи должны быть около 4 часов, ночной перерыв — 8 часов. При искусственном вскармливании количество молока, выпиваемое ребенком в один прием, большей частью должно быть несколько большим, чем при кормлении грудью. Количество ежедневно получаемого молока должно равняться */10, а общее суточное количество пищи — 1/6 веса тела.

Многочисленные искусственные питательные препараты и средства, изготовляемые современной химической промышленностью преимущественно из молока и декстринизированной муки, нельзя рекомендовать. Не меньшее действие, чем они, имеют овсяная мука и овсяный отвар, которые прибавляются к молоку начиная с 6-го месяца.

Главная опасность искусственных питательных препаратов заключается в том, что матери дают их детям не в виде прибавления к молоку, а взамен молока,» что и приносит ребенку весьма сильный вред. Начиная с 6-го месяца жизни наряду с молоком дают и манные каши; молоко постепенно заменяют манной кашей, обыкновенными сухарями и растертыми овощами (шпинат, морковь, сладкий корень, зеленая и цветная капуста, а также яблочный мус и картофельное пюре).

Искусственное вскармливание очень слабых детей (весом меньше 3 000,0) необычайно трудно. В последнее время Чернии Клейншмидт  достигли хороших успехов путем так называемого масляно-мучного питания (см. выше).

Когда расстраивается деятельность желудка и кишечника, нарушается правильное нарастание веса и страдает общее состояние ребенка, то лечение вначале всегда должно быть диететическим. Врач должен прежде всего выяснить, вполне ли правильно происходило кормление ребенка и недостаточно ли будет для устранения расстройств простого соблюдения правил, изложенных выше.

При искусственном вскармливании нужно прежде всего задать себе вопрос, не зависят ли имеющиеся расстройства о г характера пищи, которая должна быть изменена соответствующим образом. Расстройства при молочном питании, при котором наблюдается недостаточное прибавление веса ребенка, несмотря на обильное введение молока, плохое общее состояние, заметная бледность, вздутый живот и серые сухие зловонные испражнения, требуют уменьшения суточного количества молока и прибавления слизистых и мучных отваров (овсяная мука, рисовый отвар). При этом благоприятное действие могут оказать и „солодовые супы».

При расстройствах от мучного питания состояние детей, на первый взгляд, удовлетворительно. Но в дальнейшем также развивается резкая атрофия; такие дети особенно предрасположены ко вторичным инфекциям; у них иногда наблюдается заметная гипертония мускулатуры. В этом случае помогает лишь исключение углеводов и введение молока, лучше всего, разумеется, женского молока.

Если это невозможно, то во многих тяжелых случаях в последнее время хорошие результаты получаются от белкового молока по Финкелынтейну  (Finkelstein), изготовляемого фабричным путем. Оно несколько предотвращает возможность кислого брожения в кишечнике благодаря низкому содержанию молочного сахара и высокому содержанию казеина. Вначале его дают не более 300,0 в 5 — 6 приемов, но вскоре можно увеличить его дачу до 1 литра.

При более тяжелых острых явлениях (рвота, понос) лучше всего совершенно не давать никакой пищи в течение суток. Ребенка лишь поят небольшими количествами жидкого чая (чай из ромашки, липового цвета, укропа), подслащенного таблеткой сахарина, а не сахаром, во избежание брожения.

В течение следующих суток дают только жидкий овсяный отвар и молоко, количество которого постепенно увеличивают. При поносах молоко рекомендуется разбавлять главным образом слизистыми отварами (ячменный отвар, получаемый от разваривания столовой ложки перловой крупы в ½ — 1 литре воды с последующим процеживанием; овсяный, рисовый отвар; отвар салепа и др.).

При общей слабости чрезвычайно действительное средство представляют подкожные вливания физиологического раствора поваренной соли. При явлениях сильнейшего обезвоживания организма пытаются вводить раствор поваренной соли в брюшную полость; это по-видимому может иметь успех.

Лекарственное лечение в большинстве случаев острой диспепсии или острого энтерита в общем является излишним. Успехи чисто диететического лечения показывают, что можно обойтись и без закрепляющих и слабительных.

Поделиться:
1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.